Аргентинское танго
Будь смиренным, ибо ты сделан из грязи. Будь великодушным, ибо ты сделан из звезд. Сербская пословица


Аргентинское танго

Аргентинское танго – народный танец родом из Буэнос-Айреса, появившийся в конце 19 века и постепенно завоевавший мировую известность. Популярность его не угасает до сих пор. Аргентинское танго имеет множество стилей и направлений, сотни элементов и фигур и исполняется под самую разнообразную музыку.

Татьяна Петрова, преподаватель аргентинского танго Студии "Гаутама": "Чем же так привлекает этот незамысловатый изначально танец, исполнявшийся под скромный оркестр из двух-трех музыкантов, игравших музыку собственного сочинения и певших простые и порой наивные песни о родине, страданиях, утратах и конечно о любви?

Не стоит даже говорить о том, что как и любой танец, танго учит красивым, грациозным движениям под музыку, улучшает координацию, придает горделивую осанку, облегчает походку и добавляет блеска в глаза. Бесспорно, танго развивает. Развивает тело, воспитывает душу и чувства. Но феномен аргентинского танго в том, что он становится чем-то большим, чем танец, он выходит за пределы паркета и становится социальным явлением. На занятиях и на милонгах (танцевальных вечерах в ритмах танго) люди знакомятся, общаются, очаровываются и разочаровываются, влюбляются, разбивают сердца и возрождаются для новых чувств…

Танго - это прежде всего танец общения между мужчиной и женщиной, тема отношений полов заострена в нем до предела, и даже если пара демонстрирует воображаемые чувства, они могут быть весьма разнообразны – от скромного кокетства до страсти, приводящей к роковому пределу…

Пространство в паре – это настоящий плацдарм для выяснения отношений, своеобразный энергетический контур, где партнеры учатся слушать, чувствовать, понимать другого так, как всегда мечтали – без слов… Танго – это уникальный практикум общения мужчины и женщины, общения, результатом которого становится (или не становится…) появление танцевального союза – пары как единого целого, которое подчиняется только законам музыки и чувства. Танго – это не спорт и не соревнование, танго танцуют для себя, для удовольствия и радости. Настоящее танго рождается тогда, когда нет никакой возможности противостоять искрящейся и страстной любви к этому танцу, когда он становится смыслом жизни, стилем жизни и самой жизнью…

Танцуйте танго вместе с нами!"

История аргентинского танго

Танго родилось в Буэнос-Айресе в конце XIX века. Как в любом виде народного творчества, каковым является и танго, невозможно указать точную дату его рождения. Однако очевидно, что большинство исследователей соглашаются на 1880-х годах, как на отправной точке того, что тогда было не более, чем определенной манерой танцевать под музыку. Общество, в котором родилось танго, слушало и танцевало польки, хабанеры, мазурки и немного вальс (это касается белых). В то время как черные, составлявшие 25% населения Буэнос-Айреса в XIX веке, двигались в ритме кандомбе, вид танца, при котором пара не переплеталась и танцевала не столько под мелодию, сколько под ритм. В музыкальном отношении танго скрещивается в своей генеалогии с испано-кубинской хабанерой, и таким образом танго является плодом торгового обмена между испаноязычными портами: Гаваной (Куба) и Буэнос-Айресом (Аргентина). Однако, эти истоки мало что могут объяснить. Изначально танго игралось скромными группами, состоявшими только из скрипача, флейтиста и гитариста, или, в отсутствие последнего, игрока на расческе, превращенной в духовой музыкальный инструмент посредством листа папиросной бумаги, а также привычного меха в качестве ударного инструмента. Легендарный бандонеон в то время еще неизвестен, он появится лет через двадцать, приблизительно к 1900 году, и постепенно вытеснит флейту. На первом этапе танго должно было быть способом исполнения уже существующих мелодий, способ, на основе которого создавались новые мелодии, которые даже не были записаны нотами, потому что зачастую исполнители и создатели этих новых мелодий не знали музыкальной грамоты. По сути, с течением времени, некоторые из первых танго, уже записанных, будут подписаны не истинными их создателями, а ушлыми личностями, которые знали музыкальную грамоту и воспользовались отсутствием авторства конкретных танго, пользовавшихся популярностью, чтобы дать им свое имя и заработать на них несколько песо. Быть может, здесь читатель спросит о происхождении названия. Это хороший вопрос, но на него нет ответа, или, что то же самое, ответов тысяча. В Испании в XIX веке использовалось слово «танго» для цыганской трости (используется в фламенко); в африканской топонимике есть несколько названий с этим словом; в испанских колониальных документах используется это слово для обозначения места, где черные рабы отмечают свои праздники… Некоторые считают, что происходит это слово из неспособности африканцев хорошо произнести слово “tambor” (барабан), которое и превратилось в «танго». Наконец, невосполнимое отсутствие письменных документов и изустное происхождение танго оставят этот вопрос без ответа навсегда. Цифры говорят: в 1870 году в Аргентине проживало два миллиона жителей, в двадцать пять лет спустя – четыре миллиона. Половина этого населения концентрировалась в Буэнос-Айресе, где доля иностранцев достигла 50%, и куда стекались также гаучо и индейцы из внутренних провинций страны. В этой среде начинают танцевать в ночлежках и заведениях новый ритм, который с самого начала ассоциируется с проституцией, потому что единственные женщины, которые там были, это проститутки и «официантки». Поскольку речь шла о дамах, готовых отдаться душой и, прежде всего, телом своих случайным спутникам, танго стали танцевать более «телесным» образом: оно стало провоцирующим, близким, красноречивым…Самым неприличным образом, с точки зрения тогдашнего общества, танго, превратившееся в угрожающий нравственности феномен, перекинулось из предместий своего родного города на все большие просторы. На начальном этапе, когда танго лишь начинало превращаться в песню, тексты, которыми сопровождалась музыка, были непристойными, и их названия не оставляют в этом никаких сомнений: даже "El Choclo", хоть и переводится как «початок кукурузы», фигурально означает мужской член. От своей плебейской колыбели до титула короля салонов западного мира танго прошло любопытный путь туда и обратно: из Нового в Старый Свет с решительной и блестящей остановкой в Париже. Как он туда попал? По этому пункту тоже существует множество споров и различных версий. Определенные тексты, более изобретательные, чем эрудированные, которые даже называют имена человека (женского пола), ответственного за это путешествие. Реальность же, как и в случае рождения танго, представляется более сложной и разнообразной. «Хорошие мальчики» из Буэнос-Айреса не стеснялись «спускаться» в предместья, чтобы поразвлечься, потанцевать и, конечно, уединиться в номерах с одной из «милонгит», которая его охмуряла или наоборот. А чтобы сблизиться с незнакомой женщиной, нет ничего лучше танго. Само собой разумеется, что танго было не принято в их родных домах, оно не исполнялось «приличными сеньоритами» их круга, и по этой причине продолжало оставаться долгие годы маргинальным явлением низших классов. Однако путешествия этих патрициев в Европу, особенно в Париж, были для них как освобождение от оков. Париж был не только столицей шика и моды, но к тому же и городом, дававшим прибежище самой разнообразной публике, часть которой была веселой и без предрассудков. Галантные танцы французской столицы были доброй традицией еще прошлого века. Луи Мерсье, хроникер парижской жизни, писал в 1800 году: «После денег сегодня танец – это то, что пользуется наибольшим успехом среди парижан, будучи для них выходом в свет: они любят танец, уважают его, поклоняются ему…Это навязчивая идея, от которой никому нет спасения». Если это было справедливо для начала XIX века, то каких высот достиг этот ажиотаж к началу XX века с прославившимися публичными местами, такими как Бар Булльер Монпарнаса или Мулен Галета. Стоит добавить, что дерзость начала века не была чужда парижским привычкам, даже наоборот: ежегодный студенческий бал, Bal des Quat’z Arts, «был известен откровенностью нарядов и сексуальным разгулом, всегда царившим там». В этом социальном контексте не было ничего странного в том, что дерзкий танец, рожденный в столице Ла Платы, нашел себе благодатную почву для процветания и превратился сначала в диковину, а потом ставший модным и настоящей сенсацией. А раз уж в Париже, витрине Европы, столице моды, колыбели шика, танго так быстро распространилось, то что уж говорить об остальной части континента, а потом и всем мире! Любопытно, что когда Буэнос-Айрес, наконец, подражая Парижу, ввел в свои великосветские салоны танго, оно уже воспринималось как европейское творение, исключительно привлекательное для буржуазии, которая мечтала сделать из своего города Американский Париж. Слава принесла с собой и немедленный отпор. Снова пришла в движение вечная общественная динамика: старое против нового, цензура против откровенности, традиция против новаторства. Повсюду появились недоброжелатели (и злопыхатели) танго, и были они просвещенными и знаменитыми. Папа Пий Х объявил танго вне закона, Кайзер запретил своим офицерам танцевать танго, а испанский журнал "La Ilustracion Europea y Americana» говорила о «…недостойном и заслуживающем порицания «танго», гротескном собрании забавных кривляний и отвратительных действий, которые никак не могут быть исполнены ни даже показаны человеку, который уважает свое достоинство». Цитата взята из этого испанского журнала, но совсем не сложно найти параллели в других английских, немецких или французских публикациях. Тем не менее, к этому времени жребий был уже брошен, и судьба танго была решена: оно победило. Были танго-платья, цвет танго… Танго стало королем танца предвоенного мира, который вот-вот закончится с первым мировым столкновением, с подъемом США в качестве мировой державы, с изменением обычаев и привычек. Потом, танго продолжало жить, мощно выступила танго-песня, которая переняла эстафету у танго-танца, но с успехом все же географически ограниченным. Накануне новой войны мир узнал и восхитился Карлосом Гарделем, а к концу войны превосходство США привело к «высадке» свинга в Европе, который умер только для того, чтобы дать дорогу року. Все эти годы танго ведет историю подъемов и относительных спадов, долгую жизнь, на протяжении которой развивались как танец, так и музыка, достигнув философского и возвышенного звучания, что делает очевидным зрелость этого явления, которое пережило уже свой столетний юбилей.

Текст "История аргентинского танго" подготовлен по материалам статьи Альберто Мариньяс «Танго: исторический очерк». Перевод с испанского Ольги Париковой.

Инструкторы этого направления

Инструкторы по аргетинскому танго в ОмскеПетрова Татьяна, Матвеев Андрей

Встретились и познакомились на танцах, в 2002 году встали в пару и начали упорно тренироваться. С 2002 по 2004 год участвовали в нескольких городских и областных соревнованиях по спортивным бальным танцам в квалификации «хобби-класс», в европейской и латиноамериканской программах. В соревнованиях на кубок «Летура» в 2003 году стали лауреатами в программе европейских танцев. Также заняли первое место на Областном конкурсе бальных танцев в 2004 году. В 2007 начали изучать аргентинское танго и,  увлекшись этим танцем, организовали в студии «Гаутама» клуб любителей танго, занятия для новичков и милонги для всех, кто любит танцевать. С 2010 года  регулярно посещают семинары у педагогов: Хосе Франсиско Альмара, Хулианы Апарисио, Марите Лухан, Джонатана Фройлиха, Мартина Мальдонадо и Маурицио Гелла, Хулио Мариньо, Фернандо Ромеро, Хулио Бальмаседа (Буэнос-Айрес, Аргентина), Юлии Гориной, Сергея Маги, Ирины Петриченко, Сергея и Анны Сохненко, Елены Сергиенко (Москва), Бариш Атмаджа (Стамбул, Турция) и др.

Другие направления